Вечером все видится в другом свете

     Серебряный призер Афин в весе до 94 кг Хаджимурат Аккаев был вынужден
довольствоваться бронзой в Пекине. По мнению штангиста, ключевой стала ошибка
тренеров, заказавших слишком низкий начальный вес.Слава МАЛАМУДиз Пекина      Хаджимурат Аккаев (пожалуй, самый интеллигентный тяжелоатлет в мире)
увлекается философией и может, не напрягая память, цитировать классиков.
Закончив свои выступления, он высказал максиму: "Величайшая победа - это победа
над самим собой". А когда выступления закончили остальные, перед Аккаевым более
актуально встал вопрос: "Кто виноват?" И ответ он на него нашел - тренеры.      Что же произошло вчера в сопртзале Пекинского университета аэронавтики и
астронавтики? Много чего, но начнем с главного. Аккаев, один из фаворитов, с
начальным заказанным весом 390 кг, попал в группу B, соревновавшуюся днем.
Потом Аккаев назвал эту сумму смешной и сказал, что не считает ее за нормальный
вес с юниорских времен. Почему же тренеры российской сборной решили отправить
его в группу к эквадорцу, двум молдаванинам и представителю государства
Маврикий? Аккаев считает, что в него не верили, потому что он не выступал в
международных соревнованиях уже четыре года. Если действительно не верили, то,
видимо, зря.      Хаджимурат вышел к начальному весу в рывке (178 кг), когда все его
собратья по "второму эшелону" уже отпыхтели (маврикиец замахнулся на 130, но
это было выше его сил). И этот вес, и два следующих, вплоть до 185 кг, он
поднял без малейших усилий, но со взрывными эмоциями. Россиянин громко кричал,
держа штангу над головой, а бросал ее на помост с немного брезгливым видом, как
тушу только что задушенного барса.      В толчке сцена повторилась: 212, 215 и, наконец, 217 - четко, мощно,
авторитетно. Покончив, наконец, свои дела со штангой, Аккаев упал на колени,
опять сотряс воздух арены криком, немного поколотил помост кулаками, а потом
его поцеловал. Но 402 кг в сумме - не маловато ли будет?      Ответ должна была дать вечерняя сессия, где ждали фавориты -
казахстанский вундеркинд Илья Ильин и поляк Шимон Колецки, рекордсмен мира в
толчке. Другого россиянина, действующего чемпиона мира Романа Константинова в
эту категорию записать было трудно из-за незалеченной травмы спины. Аккаев свои
шансы расценил оптимистично, и ничто в его словах не предвещало той бури,
которая грянула позже.      - Почему вы заявили такой низкий начальный вес? - спросил я Аккаева после
окончания дневной сессии.      - Дело в том, что именно этот вес я заказал на предолимпийских
соревнованиях. Не думаю, что это был просчет тренеров. Разницы нет - слабейшие
или сильнейшие у меня соперники. Лишь бы был результат.      - Но вы были лишены возможности вести тактическую борьбу с главными
соперниками. Фактически, пришлось действовать наугад.      - Да, это как раз единственный минус. Моим соперникам будет известен мой
результат наперед, а там есть довольно перспективные ребята. Но ничего, будем
молиться, что этих килограммов хватит для победы.      Все это, повторяюсь, было сказано днем, до того, как на помост вышли
Ильин и Колецки. Аккаев выглядел умиротворенным, говорил правильные слова. Даже
поведал о том, что на разминке не смог толкнуть 207 кг и потому остановился в
итоге на сравнительно низком весе. Пока оставались шансы на золото, россиянин
старался быть политкорректным, хотя было совершенно ясно, что его удел - не
играть в угадайку, а состязаться с сильнейшими.      Сильнейшие же не подкачали. Ильин, легко рванув 175, имел кое-какие
проблемы со 180-ю. Даже показалось, что штангу он так и не зафиксировал, сделав
шаг назад за мгновение до того, как бросил ее на помост. Казахстанец, похоже,
снова вывихнул свой больной локоть. Судьи, однако, попытку засчитали, и от
третьего подхода Ильин отказался. Ведь толкать с больным локтем еще можно, а
вот рвать - уже самоубийство.      - Если бы я сделал третий подход на рывке, то пришлось бы сняться с
соревнований, - сказал потом Ильин.      Колецки рванул только 178, сберегая силы для своей коронной дисципилины -
толчка.      Ну а потом разыгралась великолепная дуэль между поляком и превозмогавшим
боль Ильиным. Казахстанец оставил позади Аккаева, подняв со второй попытки 223
кг, потом добавил еще два кило, в блестящем стиле взял вес и чуть не был снесен
с ног своим тренером, кинувшемся ему на шею - 406! Колецки был вынужден
замахнуться на 228 (его мировой рекорд - 232), что давало бы в сумме 407, но не
справился, и огромный казахский контингент на трибунах мгновенно и надолго
сошел с ума.      И вот тогда Аккаев, получив свою бронзу, сказал все, что думал. То есть,
сначала он подарил свой букет девушке, державшей поднос с медалями (та
покраснела и взяла) и уже потом сказал все, что думал.      - Вы знаете, как бы это сказать, чтобы не обидеть соперников, - начал
Хаджимурат, едва ли не перейдя на шепот. - То, что я оказался в группе B -
просчет тренеров. Выступал бы я в группе А, исход был бы совсем другой, в этом
нет сомнений.      - Вы не могли повлиять на решение тренеров?      - Нет. Я, как солдат - меня посылают на вес, а я иду и поднимаю. Все, что
я могу сказать тренеру, - это о своем самочувствии. Оно было великолепное. Я
мог поднимать гораздо больше. Но не дали.      - А почему не дали?      - Наверное, не верили в меня. Подумали, что я утратил способность
выступать на таких соревнованиях.      В этот момент Ильин, находившийся рядом, наклонился к Аккаеву и что-то
ему сказал. По всей видимости, выразил сочувствие.      - Ничего, - ответил российский штангист. - Все нормально. Чернила высохли.

Новости сайта
  1. 27 Mar 2017 Спортсмен из Мордовии завоевал бронзовую медаль чемпионата Европы
  2. 21 Mar 2016 Растительные экстракты замедляют процесс старения
Новости спорта
  1. 18 Apr 2019

  2. 27 Mar 2017 Ученые не советуют запивать витамины чаем и кофе

    Сотрудники Университета Восточной Англии утверждают: горячие напитки существенно снижают эффективность...

Архив новостей 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17